+7 (4742) 27-41-48

И выстоял наш Севастополь

До сентября 1854 года европейский мир не видел военной операции такого масштаба. Многотысячная армия англо-французской коалиции высадилась в Крыму. К такому развитию событий российская империя готова не была. В России эту войну назовут «Крымской», в Турции «Войной за святые места», а в Европе — «Восточной». Для Запада вторжение в Крым было лишь одним из этапов большой охоты на «варваров». Русским же в очередной раз пришлось защищаться от врага, превосходящего по силе и технике. И впервые доказывать, что Крым — наш. Сегодня о тех событиях вспоминать необходимо. Особенно тем, кто этого не знает и не помнит цену, которую Россия заплатила за Крым в конце 19 века.

К 165-летию окончания Крымской войны.

СЕВАСТОПОЛЬ НЕ СДАЕТСЯ!
Именно вступление в русско-турецкую войну Франции, Сардинии и Англии на стороне Турции определило перенос вооруженных столкновений на сушу, в Крым. С началом кампании на полуострове война приобрела для империи оборонительный характер. Союзники выставили в Черном море против России почти 90 военных кораблей: уже в основном паровых. В то время наша черноморская эскадра насчитывала примерно 20 парусных и шесть паровых кораблей. То есть, морское противоборство не имело смысла, — превосходство сил коалиции было налицо. В сентябре 1854 г. союзные войска высадились близ Евпатории.

И уже 20-го сентября русская армия потерпела поражение у реки Альма. Опасность вторжения врага в Севастополь возросла во много раз. В связи с возросшей угрозой захвата города русское командование приняло единственно верное решение — затопить часть черноморского флота у входа в большую бухту, чтобы воспрепятствовать появлению там врагов. Предусмотрительно с кораблей были сняты орудия, чтобы усилить ими береговую артиллерию. Так началась тяжелая и героическая оборона Севастополя.

Адмирал В. А. Корнилов


ГЕНИЙ КОРНИЛОВА И ТОТЛЕБЕНА
Огромную роль в обороне города сыграли адмиралы В. А. Корнилов, В. И. Истомин, П. С. Нахимов. Командующим обороной Севастополя стал вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов. Под его началом было около 18 000 человек, — впоследствии число будет увеличено до 85 000. Корнилов был прекрасно осведомлен о численности англо-франко-турецкого десанта, насчитывавшего 62 000 человек (позже численность достигнет 148 000) при 134 полевых и 73 осадных орудиях. Тем временем конфликт развивался: в начале августа французы заняли Федюхины высоты, а англичане вступили в Балаклаву. В Севастополе под началом военного инженера Э. И. Тотлебена спешно и слаженно проводились работы — возводились форты, укреплялись редуты, создавались окопы. В итоге, город стал гораздо более укрепленным, особенно его южная часть. Усилия не прошли даром: союзники не решились на штурм и тоже приступили к инженерным работам, но удачные вылазки русских солдат из Севастополя мешали им в быстрые сроки окончить строительство осадных фортификаций. Это нервировало и деморализовало европейских военачальников. Историк Орландо Файджес писал в своей книге «Крымская война. История» о том, что, к примеру, Франция воевала в Крыму в момент «удушающего правления Наполеона III». Надо полагать, что в довесок к прочим неудачам взбалмошный «реконструктор Парижа» оказывал на собственную армию сильнейшее давление.

Военный инженер Э. И. Тотлебен


ГОРОД В ОГНЕ
Первой крупной бомбардировке Севастополь подвергся в октябре 1854 года. Именно после нее планировался штурм города. Однако ответный меткий огонь русских батарей сорвал эти планы. Но вскоре случилась трагедия — погиб Владимир Алексеевич Корнилов. Основные силы русской армии под командованием теперь уже А. С. Меншикова предприняли ряд неудачных атакующих операций. Первая была проведена 23 октября на подступах к Балаклаве. Никакого стратегического выигрыша эта атака не имела, зато в ходе боя погибла почти целая бригада легкой кавалерии англичан. В октябре произошло еще одно сражение в районе Инкерманских высот. Но, к сожалению, русская армия в нем проиграла, а союзники воспрянули духом и начали обстреливать Севастополь с суши и моря с утроенной силой. Но русские не дремали — отвечали огнем. В этом противостоянии успеха смогли добиться только англичане, действуя против третьего бастиона Севастополя. Потери русских составили 1 250 человек. Но оборона продолжалась: русские использовали тактику ночных вылазок и неожиданных налетов. Знаменитые матросы Петр Кошка и Игнатий Шевченко своим мужеством и героизмом не раз доказали, насколько высокую цену придется заплатить врагу за вторжение на российские просторы.


ПЕТР КОШКА — ГЕРОЙ-ОДИНОЧКА
Матрос 1-ой статьи 30-го флотского черноморского экипажа Петр Маркович Кошка стал одним из главных героев обороны Севастополя. В начале севастопольской кампании Кошка был определен на одну из батарей Корабельной стороны. Он отличался необыкновенной храбростью и находчивостью. К началу 1855 г. мастрос совершил 18 вылазок в расположение неприятеля, действуя чаще всего в одиночку. Сохранился его словесный портрет: «Среднего роста, сухощавый, но крепкий с выразительным скуластым лицом… Мало рябоват, волосом рус, глаза серые, грамоту не знал». В январе 1855 года он уже с гордостью носил «Георгия» в петлице. После оставления южной части города его «уволили за раною в продолжительный отпуск». О Кошке вспомнили в августе 1863 года и вызвали дослуживать на Балтику, в 8-й флотский экипаж. Там, по ходатайству еще одного героя Севастополя генерала С. А. Хрулева он получил второго «Георгия». К 100-летию обороны Севастополя на родине Кошки в селе Ометинцы и в самом Севастополе ему были открыты памятники, а его имя было присвоено одной из улиц города.

В ЕДИНОМ ПОРЫВЕ
Стоит отметить, что героизм защитников Севастополя был массовым. Женщины под огнем неприятеля перевязывали раненых, приносили еду и воду, чинили одежду. В летопись этой обороны вошли имена Даши Севастопольской, Прасковьи Графовой и многих других простых горожанок. Даша Севастопольская была первой сестрой милосердия и стала легендой этой битвы. Долгое время ее подлинная фамилия не была известна, и лишь в последнее время выяснилось, что Даша была круглой сиротой — дочерью погибшего в Синопском сражении матроса Лаврентия Михайлова. В ноябре 1854 года «за примерное старание в ухаживании за больными и ранеными» она получила золотую медаль с надписью «За усердие» на Владимирской ленте и 500 рублей серебром. Было также объявлено, что при выходе замуж ей будет «выдано еще 1000 рублей серебром на обзаведение». В июле 1855 г. Дарья вышла замуж за матроса Хворостова, с которым они бок о бок сражались до окончания Крымской войны. Дальнейшая ее судьба неизвестна и еще ждет своего исследователя. Неоценимую помощь оборонявшимся оказал хирург Н. И. Пирогов, спасший жизнь тысячам раненых. В обороне Севастополя принял участие и великий русский писатель Л. Н. Толстой, описавший эти события в цикле «Севастопольские рассказы».

Хирург-герой Н. И. Пирогов


«НЕ ВСЯКАЯ ПУЛЯ В ЛОБ»
Несмотря на героизм и мужество защитников города, лишения и голод англо-французской армии (зима 1854-1855 гг. выдалась крайне суровой, а ноябрьский шторм разметал на рейде Балаклавы союзный флот, уничтожив несколько судов с запасами вооружения, зимнего обмундирования и продовольствия), изменить общую ситуацию — деблокировать город или действенно помочь ему было невозможно. 29 марта 1855 года при очередной бомбежке Севастополя погиб контр-адмирал Истомин, а 8 июля, во время объезда передовых укреплений на Малаховом кугране, был смертельно ранен Нахимов. Обстоятельства его смерти поистине трагичны. Офицеры упрашивали военачальника уйти с кургана, который интенсивно обстреливали. «Не всякая пуля в лоб», — ответил он им, и это были его последние слова: в следующую секунду шальная пуля попала вице-адмиралу именно в голову. Выдающийся русский флотоводец, адмирал Павел Степанович Нахимов активно участвовал в битве за Севастополь, командуя обороной стратегически важной южной стороны города. Нахимов похоронен во Владимирском соборе Севастополя. Сегодня его имя носят корабли отечественного флота, военно-морские училища в Крыму и Петербурге. В 1944 г. в память об адмирале был учрежден орден его имени двух степеней.

Адмирал Нахимов


СМЕРТЬ ГОСУДАРЯ НИКОЛАЯ I
Попытки русской сухопутной армии отвлечь противника закончились не в пользу русских. В частности, 15 февраля 1855 г. при Евпатории. Непосредственным результатом этой неудачи стало увольнение с поста главнокомандующего Меншикова и назначение на эту должность генерала артиллерии М. Д. Горчакова. Кстати, это было последнее распоряжение императора Николая I, скончавшегося 19 февраля 1855 г. Превозмогая жестокий грипп, государь до конца «оставался в строю», в лютый мороз посещая отправлявшиеся на театр военных действий маршевые батальоны. «Если бы я был простым солдатом, обратили ли бы вы внимание на это нездоровье?», — ответил он на протест своих лейб-медиков. «Во всей армии Вашего Величества не найдется врача, который позволил бы солдату в таком положении выписаться из госпиталя», — ответил доктор Каррел. «Ты свой долг исполнил, — парировал император, — позволь же мне выполнить мой». В конце августа начался последний обстрел города. Менее чем за сутки защитники потеряли до трех тысяч убитыми. После двухдневной массированной бомбардировки в начале сентября французские войска генерала Мак-Магона при поддержке английских и сардинских частей начали решительный штурм Малахова кургана, который закончился взятием господствовавшей над городом высоты. Судьбу кургана решило упорство Мак-Магона, который в ответ на приказание главнокомандующего Пелисье отойти, ответил: «Я остаюсь здесь». Из восемнадцати пошедших на штурм французских генералов было убито пять, и одиннадцать ранено, однако ситуация благоприятсвовала французам. Горчаков понял, что в данном случае сопротивление бесполезно. Осознав всю тяжесть сложившейся ситуации, он отдал приказ на отступление. В ночь с 27 на 28 августа последние защитники города, взорвав пороховые погреба и затопив суда, что располагались в бухте, покинули Севастополь.

Император Николай I


СЕВАСТОПОЛЬ ОСТАЕТСЯ РОССИЙСКИМ
Союзники полагали, что Севастополь заминирован, и не решались войти в него вплоть до 30 августа. За 11 месяцев осады они потеряли около 70 000 человек. Русские потери тоже были велики — 83 500 человек. Несмотря на то, что английские нарезные ружья били почти в три раза дальше русских гладкоствольных, защитники Севастополя не раз доказывали, что техническая оснащенность — далеко не главное в сравнении с боевым мужеством и отвагой. Но в целом Крымская война и оборона Севастополя продемонстрировали необходимость перемен и скорейшей модернизации российской армии и флота. Однако печальные выводы о себе делал и противник: несмотря на то, что на Кавказском фронте война шла в большей степени успешно для России, — военные действия перешли на турецкую территорию, — все стороны конфликта чувствовали сильную усталость от войны. Так как турецкая армия терпела поражение, Англия и Франция начали подумывать об окончании военных действий и склоняться к мирным переговорам, тем более, что основная их цель — ослабление позиций России на Черном море, — была достигнута. Что и говорить, — в мире к тому моменту нуждались все. Таким образом, 30 марта 1856 года состоялось подписание довольно тяжелого и обременительного для нашей страны Парижского мирного договора. Новые правила предполагали, что Черное море станет нейтральным, торговать в нем смогут корабли всех государств. Россия и Турция лишались возможности иметь крепости и военный флот на Черном море. Приобретенные в ходе войны территории в Закавказье Россия обменяла на Севастополь и другие города Крыма — чужого не взяли и своего не потеряли.


РУССКИЙ РЕВАНШ
В 1871 году российской дипломатии удалось добиться пересмотра международного статуса Российской империи, который, несомненно, пострадал после поражения в Крымской войне. Спустя 15 лет после ее окончания в Лондоне была заключена конвенция, которая отменяла главное условие Парижского мирного договора, подписанного по итогам войны. Новый документ признавал за Россией право иметь любое количество военных кораблей на Черном море.