//СЕМЬ «Я» ВЫЖАНОВЫХ: Андрей, Елена и пять их наследников

СЕМЬ «Я» ВЫЖАНОВЫХ: Андрей, Елена и пять их наследников

Число «семь» в православии всегда символизировало полноту и совершенство, как в мире видимом — земном, так и в невидимом — духовном. Господь, как мы знаем, сотворил этот мир в течение семи дней, а вот семье Андрея и Елены Выжановых, основателей и владельцев сети магазинов и Швейной Мануфактуры «НаследникЪ Выжанова», понадобилось более двадцати лет, чтобы достичь полноты и совершенства во всем: бизнесе, семейной и духовной жизни.

— Мои корни на Тамбовщине, там я вырос, закончил институт, оттуда был призван в армию, — рассказывает Андрей Викторович. — Моя мама — учитель, папа — военнослужащий, и сам я мог оказаться в МВД или ГИБДД, куда меня, молодого, после армии, да с высшим образованием, охотно брали.

— Андрей Викторович, у вас тогда было понимание, какое дело ваше?
— В ту пору его точно не было. Вы, наверное, помните атмосферу тех лет, эйфорию начала 90-х годов, когда ожидания, что всё вот-вот наладится и все мы заживем в достатке, сменились развалом, хаосом и засильем криминала. Тогда я просто покупал в киоске газету объявлений и смотрел, кто и где требуется. В основном, искали людей на работу в сетевом маркетинге или же для торговли на улице. Мне, однако, повезло, и я попал в компанию «Марс», строившую в России систему оптовой торговли и мерчандайзинга. В «Марсе» я многому научился и даже успешно продвигался по служебной лестнице. Но и кабинетная работа, как я вскоре убедился, была не по мне — по гороскопу я Близнец и больше предпочитаю живое общение.

— А как вы оказались в Липецке?
— Господь управил, что в Тамбове я встретил свою будущую супругу Лену — после свадьбы мы планировали жить в Тамбове, даже купили там квартиру. Но в итоге перебрались в Липецк, где у Лены был маленький отдел детской одежды в ЦУМе, в котором она была одним из первых арендаторов. Бизнес шел хорошо, весь товар уходил на «ура», влёт — бездонный российский рынок поглощал всё. Девяностые годы были, конечно, еще и временем возможностей: у большинства из тех, кто занимался в ту пору бизнесом, всё получалось — сфера услуг и торговли представляла собой непаханое поле. Вскоре у нас с Леной появился второй отдел, за ним третий, потом — хорошо известные липчанам магазины«Теремок» и «Кенгуру», который сменили магазины региональной сети «НаследникЪ Выжанова». Постепенно ко мне пришло осознание того, что работать на себя куда интереснее, чем в крупной компании, даже самой продвинутой. Более того, работая на себя, ты можешь принести намного больше пользы людям и обществу в целом.

— Что побудило вас открыть собственное производство — Швейную Мануфактуру «НаследникЪ Выжанова»?
— К собственному производству мы шли долго, решившись на этот проект лишь четыре года назад. Нас подтолкнули и санкции, и печальный опыт участия в многочисленных выставках, на которых мы делали заказы. Приведу пример: порой на выставках мы доводили до производителя пожелания наших покупателей, допустим, поставить где-то молнию, чтобы было удобнее пеленать малыша.
Да, говорили нам, nessun problema, постараемся, но проходило время и ничего не менялось. А когда, спустя год, мы приезжали на очередную выставку, производитель разводил руками, дескать, сложно менять технологию, а модель и без того прекрасно продается. Поэтому мы и открыли своё производство, в состав которого входят: конструкторское бюро, экспериментальный, раскройный и швейный цеха, склад готовой продукции.
Но все же самый ценный наш актив — собственные знания и опыт. С рождением каждого из пяти наших детей у нас появляются новые идеи, так что мы лучше других знаем, что удобнее детям, какие изменения для этого надо внести в дизайн изделий. Наши дети — дочери Стефания и Марфа с двойняшками Серафимом и Арсением, к которым теперь присоединился самый младший в семье Андрей, появившийся на свет, как и его старшие братья, 9 мая — вдохновляют нас, побуждают к совершенствованию, а старшие делятся с нами своими идеями, которые супруга Елена, будучи прекрасным дизайнером, в команде с дизайнерами, работающими на нашем производстве, визуализируют в наших моделях.

— Насколько российское ваше производство? Импортозамещение работает?
— Работает лишь на словах. Грустно, но импортозамещение пока реализовано в недостаточном масштабе, оставаясь большей частью только слоганом. Из отечественного мы используем лишь прекрасные руки и головы наших швей и конструкторов, а большую часть сырья — ткани, молнии, заклепки и даже нитки — закупаем в Европе. Впрочем, это вовсе не означает, что о собственном производстве можно забыть — оно дает немало плюсов: для липчан создаются рабочие места, налоги идут в региональный бюджет и, конечно же, наш бренд «НаследникЪ Выжанова», весьма узнаваемый, работает на престиж Липецкой области. Конечно, нам было бы проще и дешевле работать с российскими поставщиками материалов,
но всему, видимо, своё время. Очень хотелось бы, чтобы оно скорее наступило.

— Как ваше производство пережило локдаун в апреле-мае?
— Оно работало! Ведь производство — это не горшочек, которому можно сказать, как в сказке: «Горшочек, не вари!» Остановить его, значило бы распустить наших швей со всеми вытекающими последствиями. Мы быстро перестроились и шили маски, благо спрос на них колоссальный. Мобильность — это плюс малых семейных компаний. В общей сложности мы сшили более 40 тыс. многоразовых масок общего назначения из двуслойного хлопка высокого качества, которые можно стирать и гладить. На них, к тому же, были наши фирменные этикетки «НаследникЪ Выжанова» — это, плюс ко всему, и очень хорошее продвижение бренда.

— Чему вас научил «коронакризис»?
— Он лишний раз убедил меня в том, что надо постоянно развиваться. Остановишься — пропадешь. Съедят. А ведь многие уверены, что наладив небольшой бизнес, можно безбедно заниматься им всю жизнь. Опт в апреле-мае «умер», продаж совсем не было, но нас выручила Интернет-торговля, которую многие до сих пор не воспринимают всерьез: сегодня в выигрыше те, кто поставляет свою продукцию на Wildberries, Ozon, LaModa и другие маркетплейсы, как это делаем мы. Да, заходить туда нелегко, но это работает: денежный ручеек, пусть небольшой, но стабильный, все же формируется, что поддерживает бизнес в эти сложные времена.
Мы в свое время не стали открывать сеть собственных магазинов по всей России, ограничившись тем, что открыли флагманский магазин в самом сердце столицы, в центральном детском магазине, что на Лубянке, где представлена вся продукция нашего производства, а также магазины в Липецке, Воронеже и Тамбове, пользующиеся популярностью у покупателей.
Основной упор нами был сделан на развитие оптовых поставок, для чего мы активно участвуем в междунароных выставках «Мир детства», «CJF-Детская мода» и других, на которых у нас имеются свои постоянные стенды. В итоге изделия Швейной Мануфактуры «НаследникЪ Выжанова» продаются в ста с лишним городах России и стран СНГ.
А будь мы чисто производственной компанией, выжить было бы намного сложнее, как, к примеру, традиционным магазинам детской одежды, оказавшимся в очень тяжелом положении: два месяца бездействия привели к огромному кассовому разрыву. Вот сейчас они откроются и им надо будет продавать школьную форму. Но на что ее купить, если в магазинах остался нераспроданный товар весеннего ассортимента?

— Вам были предоставлены меры поддержки малого и среднего бизнеса, анонсированные правительством?
— Да, нами были получены субсидии в размере одного МРОТ на каждого из двухсот с лишним сотрудников, работающих в нашей компании, — это хорошая поддержка
в нынешних непростых условиях. И эта поддержка могла бы быть более ощутимой, но делу очень мешает вечная «фобия» Минпромторга: вот мы «малым» денег дадим,
а вдруг они их не на те цели потратят?! Да, налоги за второй квартал, как и было обещано, обнулили, но этого явно недостаточно. Отсрочка по налогам всех проблем не решит — их все равно придется платить. Увы, многие бизнесы не выживут, в результате чего крупные компании станут еще больше, а малые — мельче. Проще приспособиться к ситуации будет компаниям, не имеющим большой кредитной нагрузки. Что же касается банков, они, как правило, неохотно идут навстречу клиентам по отсрочкам. Тем не менее мы продолжаем вести переговоры с одним из них с целью получения кредита на восстановление бизнеса по ставке 2% годовых. Впрочем, если отвлечься от экономики и разобраться, то Россия извлекла из ситуации вокруг пандемии пользу, о которой мало кто задумывается.

— В чем же она?
— Самоизоляция, когда миллионы наших соотечественников, мам и пап, были вынуждены неделями оставаться дома со своими детьми, заставила их вспомнить о своих родительских обязанностях, пересмотреть свое отношение к ним. Да, это было сложное время для семейных отношений, самая настоящая встряска, которая спровоцировала, надо признать, немало внутрисемейных конфликтов, но принесла и ту самую пользу — родители вспомнили о традиционных семейных ценностях, о том, кто они и чем должны заниматься в семье.

— На семейные ценности сегодня идут атаки. Многим они представляются чем-то архаичным, из домостроя…
— Вы правы, модные гендерные новации дошли до того, что отрицают данное Богом природное различие между мужчиной и женщиной — родитель №1 и родитель №2 уже никого не удивляют. Более того, права ребенка ставятся выше родительского воспитания: в «передовых» странах, где «секс-просвещение» начинается с малых лет, шлепнуть расшалившееся чадо по мягкому месту уже недопустимо! Но мы-то живем в России, стране великой житейской мудрости, где всегда считалось, что воспитывать ребенка надо, пока он поперек лавки ложится, а когда вдоль лавки ложится, то воспитывать уже поздно — надо перевоспитывать. Поэтому необходимо сделать всё возможное, чтобы плевелы ювенальной юстиции с идеями «секс-просвета» не дали всходы на российской почве.
И я надеюсь, что поправки в Конституцию, принятые недавно гражданами России, дадут дополнительные гарантии и защиту институтам семьи, материнства и детства, которые должны стать важнейшими приоритетами государственной политики России — им государство должно уделять больше внимания. В противном случае нам
будет очень сложно остановить падение рождаемости
и дальнейшее сползание страны в «демографическую яму» девяностых. Разве это нормально, когда огромное количество девушек стремятся быть child-free, думая не о детях,
а о карьере? Не должно быть так, чтобы женщина —
«сосуд немощный», как написано в Библии, была в семье главным добытчиком. Эту ситуацию надо менять!

— А что в ваших силах? Как семья Выжановых может изменить ситуацию?
— Нас много, нас семеро, это большая сила. Возможно, что когда-то нас будет и больше (смеется). Но уж это как Господь управит! Обществу нужны проводники здравого смысла и пропаганды семейных ценностей — и мы, Выжановы, хотим и можем ими быть.

Игумен Стефан (Киселев), настоятель Троицкого храма в поселке Дачный:
— Иисус Христос в Нагорной проповеди, говоря о творении милостыни, сказал: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Матф 6:3). Поэтому
я не буду описывать, чем и как Андрей Викторович Выжанов помог нашему храму. Скажу лишь, что он не сноб и не гордец, каким любой мог бы стать на его месте, а глава успешного бизнеса и большой верующей семьи, которую ведет по жизни Промысл Божий — такими семьями будет спасена Россия.

Владимир БАШМАКОВ