//Бунин, который всегда с тобой

Бунин, который всегда с тобой

В наступившем году Елецкий государственный университет им. И. А. Бунина, Липецкая область и вся Россия отмечают два знаменательных события, неразрывно связанных между собой: 150-летие со дня рождения Ивана Бунина — первого русского прозаика, ставшего лауреатом Нобелевской премии по литературе, и 20-летие со дня присвоения Елецкому государственному университету имени выдающегося писателя-земляка.

Елецкий государственный университет сегодня — динамично развивающийся вуз с историей, перешагнувшей столетний рубеж и вместившей в себя разные этапы развития, но во все времена доказывавший правомерность своего существования в небольшом провинциальном городе. В современной системе высшего образования России ЕГУ занимает достойное место, находясь в «золотой середине» — на 160-ой позиции в международном рейтинге вузов «ARES-2020» (Academic Ranking of WoФrld Universities-EuropeanStandard), в который вошли 278 вузов нашей страны.
Не будет преувеличением сказать, что ЕГУ им. И. А. Бунина по-настоящему уникален, таких в России больше нет: это единственный провинциальный вуз, ставший для города, в котором он находится, фактически системообразующим. Сегодня структура ЕГУ включает в себя семь институтов и Центр среднего профессионального образования, организованных в 2014 году после слияния 17 факультетов и более 40 кафедр. В университете сегодня обучаются более четырех тысяч студентов более чем по 150 образовательным программам бакалавриата и магистратуры. Елецкий вуз, старейший в Липецкой области, став университетом, придал импульс динамичного поступательного развития не только Ельцу, но и всей области.
История, как известно, имеет свойство повторяться, что мы видим и сегодня: во многом, ситуация, сложившаяся в Ельце в начале третьего тысячелетия, напоминает «елецкий образовательный феномен» последней четверти XIX века, описанный учеными-историками МГУ. В те годы, напомню, в Ельце — тридцатитысячном уездном городке Орловской губернии — работали мужская и женская гимназии, а также первое в России железнодорожное училище имени Александра II, что дало мощный синергетический эффект, благодаря которому в культурно-образовательной среде города произошел настоящий прорыв. Именно Елец явил миру великих писателей Ивана Бунина и Михаила Пришвина, богослова и религиозного философа Сергия Булгакова и множество других, пусть и не столь известных, деятелей науки и культуры. Заметим еще, что в конце XIX века женские гимназии работали далеко не во всех губернских городах России — даже в Петербурге в то время имелась лишь одна женская гимназия.
В том, что именно Елецкому госуниверситету было присвоено имя Ивана Бунина, большая заслуга самого вуза: начиная с 60-х годов прошлого века буниноведы Елецкого тогда еще педагогического института внесли огромный вклад в работу по возвращению литературного наследия своего великого земляка советскому, а впоследствии российскому читателю — не секрет, что книги нобелевского лауреата долгие годы были доступны очень немногим, оставаясь фактически под негласным запретом. В сталинские времена за разговоры о Бунине, особенно за позитивные отзывы о нем, можно было попасть в места весьма отдаленные. Так было, в частности, с писателем Варламом Шаламовым, автором знаменитых «Колымских рассказов», которому в 1943 году за фразу, что он считает «Бунина последним русским классиком», добавили еще 10 лет колымских лагерей к уже имевшемуся у него сроку.
Отношения Бунина с советской властью не сложились: революцию он не принял, о чем свидетельствует его книга «Окаянные дни», в основу которой были положены дневники 1917 — 1918 гг. Бунин писал, что «не может жить в новом мире», он «принадлежит к старому миру, к миру Гончарова, Толстого, Москвы, Петербурга», «поэзия только там, а в новом мире он не улавливает ее». В 1920 году он покинул Россию и больше никогда не возвращался на родину.
В 1924 году в Кремле Бунина зачислили в ряды злостных открытых врагов советской власти — после его публикации в западной печати «Обращения к писателям мира» от имени советских литераторов, в котором говорилось: «нам нужна только ваша моральная поддержка, ваше моральное осуждение жесточайшей из деспотий, которой является коммунистическая власть в России». Однако на западе Бунин был уже известным писателем, особенно после того как в 1933 году ему присудили Нобелевскую премию по литературе«за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».
Примирила Ивана Алексеевича с советскими властями Великая Отечественная война: переживая о судьбе родины, он ежедневно отмечал на карте ход военных действий, радуясь разгрому фашистских войск под Сталинградом и на Курской дуге. Когда шло Тегеранское совещание, Бунин писал в дневнике: «Нет, ну вы подумайте, до чего дошло — Сталин летит в Персию, а я дрожу, чтобы с ним не дай Бог чего в дороге не случилось».
Тоска Бунина по родным местам, по елецким селам Бутырки и Озёрки, в которых прошли его детские годы, были настолько сильны, что после войны писатель уже был очень близок к тому, чтобы вернуться в СССР. Тем более что в 1946 году в СССР вышел указ «О восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российский империи, а также лиц, утративших советское гражданство, проживающих на территории Франции», одной из главных целей которого была вернуть на родину Бунина. Однако ситуация резко изменилась, когда в том же году вышло знаменитое постановление ЦК КПСС «О журналах “Звезда” и “Ленинград”», в котором творчество Михаила Зощенко и Анны Ахматовой было подвергнуто жесточайшей критике. Бунин пришел к выводу, что на родине ничего не изменилось, и отказался от советского гражданства, оставшись во Франции до своей кончины в 1953 году.
В 1956 году, через три года после смерти Сталина, в СССР впервые издали пятитомное собрание сочинений Бунина — изрядно сокращенное и стерилизованное цензурой. Тем не менее, это была одна из первых проталин будущей оттепели начала 60-х. Но прошло еще долгих десять с лишним лет, прежде чем в 1968 году в ЕГПИ прошла первая в СССР Бунинская конференция, положившая начало традиции проведения ежегодных Бунинских чтений. Сегодня, когда книги Бунина изданы многомиллионными тиражами, такое трудно себе представить: в пятидесятых годах их переписывали от руки и перепечатывали на машинке. В первый пятитомник, естественно, не вошли «Окаянные дни», дневники и публицистика Бунина, изданные в России только в конце восьмидесятых годов, на закате горбачевской перестройки.
Елецкая школа буниноведения, вне всяких сомнений, является сегодня одной из лучших в России: стараниями елецких ученых-филологов Софьи Красновой и её учениц Светланы Сионовой и Галины Климовой в Ельце еще в 1988 году был открыт первый в СССР музей Ивана Бунина, а количество изданных за эти годы научных публикаций, монографий, учебных пособий о Бунине, принадлежащих перу ельчан, исчисляется многими сотнями.
Мероприятия в ЕГУ, посвященные юбилейному году И. А. Бунина, начались еще в августе 2019 года — они прошли в рамках культурного форума «Россия Ивана Бунина», открывали который заместитель Министра культуры РФ А. Ю. Манилова, губернатор Липецкой области И. Г. Артамонов и целый ряд известных в стране деятелей литературы и культуры. В январе текущего года были объявлены всероссийские конкурсы научных и творческих работ для вузовских ученых и студентов, итоги которых будут подведены осенью, тогда же будут названы лучшие работы другого конкурса научных и творческих работ — международного молодежного. В сентябре будет дан старт фестивалю-конкурсу «Бунинская осень», научно-популярному просветительскому фестивалю «Студенческая Буниниана», интернет-проекту «Я читаю Бунина». Кульминацией торжеств на площадке университета станет Всероссийская научная конференция «Россия Ивана Бунина и культура русского Подстепья», запланированная на 24-26 сентября. Параллельно с ней будет проведен очередной межрегиональный туристский событийный фестиваль «Антоновские яблоки».
Бунин с нами и сегодня, по прошествии полутора веков. И чуть коснись стен знаменитого «красного корпуса» ЕГУ, где прежде находилась женская гимназия, на балах в которой не раз бывал великий писатель, пройдись по звонкой чугунной лестнице каслинского литья, посмотри в зеркало, сохранившее в потоке времени лик великого писателя, как в памяти сразу же оживают его строки из «Жизни Арсеньева»: «…мне вспоминается бал в женской гимназии, — первый бал, на котором я был. Дни стояли тоже очень морозные. Возвращаясь после ученья домой, мы с Глебочкой нарочно шли по той улице, где была женская гимназия, во дворе которой уже выравнивали сугробы по бокам проезда к парадному крыльцу и сажали в них два ряда необыкновенно густых и свежих елок. Солнце садилось, все было чисто, молодо и все розовело  — снежная улица, снежные толстые крыши, стены домов, их блестящие золотой слюдой стекла и самый воздух, тоже молодой, крепкий, веселящим эфиром входивший в грудь. А навстречу шли из гимназии гимназистки в шубах и ботинках, в хорошеньких шапочках и капорах, с длинными, посеребренными инеем ресницами  и лучистыми глазами. И некоторые из них звонко и приветливо говорили на ходу: “Милости просим на бал!”»

Никита ВЛАДИМИРОВ