//Виталий Зверев: «По сравнению с гриппом коронавирус — ребенок»

Виталий Зверев: «По сравнению с гриппом коронавирус — ребенок»

Почему новый коронавирус был обнаружен именно в китайском Ухане? Кто его создал и кто является переносчиком? Мутирует ли COVID-19 и правильно ли его так называть? На самые интересные вопросы ответил заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского университета, доктор биологических наук, академик РАН Виталий Васильевич Зверев.

— Сколько видов коронавируса существует и все ли они вызывают заболевание?
— На самом деле, коронавирусов огромное количество, и первые из них были открыты в 1965 году. До декабря прошлого года мы жили с коронавирусами, которые давно существовали в человеческой популяции и в основном вызывали заболевание у детей: либо легкие ОРЗ, либо диарея. Сейчас их разделили на четыре группы, в число которых входит коронавирус животных и человека, коронавирус птиц и т. д. Думаю, что я удивлю многих, если скажу, что есть коронавирус соловьев, коронавирус леопардов. К счастью, они человеку не передаются. Резервуаром коронавируса, как и многих других, служат рукокрылые, то есть летучие мыши, которые сами не болеют, но могут аккумулировать эти вирусы — именно таким путем они попадают в человеческую популяцию. Летучие мыши — это ещё и источник вируса бешенства, поэтому мы никак не можем с ним справиться. Или, например, знаменитый вирус Эбола, он тоже переносится летучими мышами, которые сами не болеют, но передают его другим. Или вирусная инфекция Хендра в Австралии. Она является смертельной для человека и лошадей, но абсолютно безвредна для её переносчиков — летучих мышей. Самые опасные вирусы — это те, которые имеют несколько хозяев. Если вирус поражает только человека, с ним легко справиться. Но если вирус пройдет пассаж (процедура многократного переноса микроба от одного хозяина к другому — Прим. автора), когда вирус передается от летучей мыши к лошади, а потом к человеку, то он становится смертельным и для человека, и для лошади. Так что вирусы требуют большого изучения. Уже были коронавирусы SARS и MERS — отдельные случаи и отдельные вспышки, но выводы мы не сделали. И вот наконец случилось то, о чем предупреждали вирусологи.

— То есть появление этого коронавируса прогнозировали задолго до?
— Да, в 2005 году в одном из главных журналов была опубликована статья, где было написано, что может произойти рекомбинант между коронавирусом летучих мышей, который не опасен для человека, и вирусом типа Sars.

— Правильно ли мы его называем СOVID-19?
— На самом деле этот термин надо употреблять только тогда, когда идёт речь о больных в тяжелой форме. Они болеют COVID-19, а так это просто коронавирус. И совершенно очевидно, что он останется с нами навсегда, как и другие четыре коронавируса, которые циркулируют в нашей популяции. 70-80% населения точно переболеют этим вирусом. Главное, чтобы это было растянуто во времени и было как можно меньше жертв.

— Можем ли мы говорить о мутации нового коронавируса?
— Много говорят о том, что он мутирует и изобретенная вакцина не будет помогать. Ничего подобного! Вирус не мутирует. Уже 2 тысячи с лишним последовательностей, опубликованные из разных регионов, позволяют проследить эпидемиологию. Наблюдается около 11 мутаций в незначащих участках ДНК — они не меняют структуру белков. По сравнению с вирусом гриппа, который постоянно мутирует, коронавирус — ребенок.

— Может ли человек повторно переболеть COVID-19?
— Всё зависит от того, как иммунная система реагирует на заболевание. Если человек переболел корью — всё, иммунитет на всю жизнь. Или ветрянка, хотя это не очень удачный пример, потому что люди, переболевшие ветрянкой, этот вирус сохранили и в течение жизни он проявляется опоясывающим герпесом — это тот же самый вирус. Вирусом эпидемического паротита, или краснухой, например, тоже болеют один раз. Те четыре коронавируса, о которых я говорил, имеют очень короткий иммунный ответ — примерно полгода-год. На самом деле, мало кто их изучал, потому что они не представляли большого научного интереса. Что касается нового коронавируса, опасность в том, что мы не знаем, какой иммунитет у переболевших. И по-видимому, он разный у тех, кто переболел в легкой форме и у тех, кто переболел пневмонией. Мы только сейчас получаем данные по выздоровевшим, поэтому изучить, насколько стойкий вырабатывается иммунитет, не было времени. Пока случаев повторного заражения не было. Есть публикации, в которых говорится, что порядка 10 человек заразились повторно. Но пока таким публикациям верить нельзя. Тем же самым гриппом, которого мы не боимся и к которому легко относимся, каждый год болеют десятки-сотни миллионов людей, причем около полумиллиона умирают. Иммунитет сохраняется не очень долго, и каждый год грипп приходит немножко измененным. Вот как раз для гриппа и приходится каждый год делать новую вакцину, брать новый штамм, потому что предыдущая вакцина становится просто непригодной.

— А может человек заболеть сразу и коронавирусом, и обычным гриппом? Они друг друга не уничтожают?
— Нет, ничего подобного. Никто ничего не уничтожает, просто сейчас, с появлением нового коронавируса, возникает такое впечатление, что все другие болезни вдруг пропали. Но это не так! Нельзя забывать, что в этом году 1,5 миллиона человек умрут от туберкулеза, 2 миллиона — от гепатитов,
2 с лишним миллиона — от ВИЧ-инфекции, но меньше — от гриппа. Из-за карантина во всех странах люди разобщены, и эпидемия гриппа в этом году будет гораздо слабее, чем обычно. Многое нам ещё необходимо изучить. Может быть, смертность среди людей, перенесших грипп, выше, чем среди тех, кто с гриппом не встретился или был вакцинирован. Времени прошло очень мало. Пока ничего утверждать мы не можем.

— Многие называют вирус китайским? Это справедливо?
— Абсолютно нет! Мы не знаем, какой он. Мы не знаем, когда и где этот вирус попал в человеческую популяцию. Да, вероятно, в Китае. Но Китай — это просто место, где впервые был выявлен коронавирус. А где и когда это было в первый раз мы не знаем. Сейчас оксфордские ученые опубликовали мнение, что в Англии в 2017-2018 гг. была вспышка похожего коронавируса. Но пока это бездоказательно. Говорить, что китайцы виноваты, совершенно неверно. В Ухани по счастливой случайности расположена одна из лабораторий, которая серьезно занималась коронавирусами. Когда массово стали поступать люди с пневмонией, они сделали выводы и выявили новый коронавирус.

— Так вирус нерукотворный?
— Такого вопроса вообще стоять не может. Это просто фейковая новость. Лаборатория действительно работала с коронавирусом и спрогнозировала, что такое может произойти. Именно поэтому её и стали обвинять: ребята, это вы и сделали! Вирус неруковторный, это природа отдала нам должное.

— У нас есть граница с Китаем, даже пешеходная, но и сейчас там нет никакой вспышки. С чем это связано?
— Это связано с тем, что вспышка была не в Пекине, не в Шанхае, не на границе с Россией, а в центре Китая, в месте, мало посещаемом туристами. И достаточно быстро наша страна на это среагировала и границу с Китаем закрыла. Поэтому вирус сюда и не попал.

— Может коронавирус протекать абсолютно бессимптомно?
— По мнению моих западных коллег, 20% человек вообще не заметят эту инфекцию. А около 80% перенесут этот коронавирус как обычную ОРВИ.

— А сколько времени проходит между тем, как ты пообщался с человеком и стал разносить вирус?
— Больной вирусом гриппа заражает около 3-4 человек, так как инкубационный период длится несколько дней. Человек сразу находится в тяжелом состоянии, редко кто грипп переносит легко. Они сразу изолируют себя поневоле, и если заражают, то только домашних. А здесь уже показано, что в течение двух недель человек может заражать других, даже если болезнь протекает бессимптомно. Дальше если иммунитет справляется, всё этим заканчивается. А если иммунная система не справляется, вирус попадает в нижние отделы легких, в альвеолы, где поражает кровеносные сосуды, дает тяжелые последствия.

— Есть какая-нибудь профилактика? Можно остановить этап размножения?
— Мы никогда не знаем, попал к нам вирус или нет, пока нет симптомов. В отличие от гриппа, например, мы не имеем специфических препаратов, которые бы действовали конкретно на коронавирус. У человека есть система врожденного иммунного ответа, который реагирует на любую инфекцию. Есть вирусы, которые могут эти механизмы блокировать. И коронавирус относится как раз к таким.

 

 

— Почему пожилые становятся первой мишенью для коронавируса?
— У них накапливается большое число хронических болезней: сердечная недостаточность, больные легкие. Умирают те, кто страдает хроническими заболеваниями сердца, на втором месте — сахарный диабет, когда эндокринная, иммунная система разрушается. На третьем месте – гипертония, хобл — хроническая обструктивная болезнь легких. На пятом — рак. Рак — риск смерти исчисляется 7,5%. Гепатит С обязательно будет отягощать течение коронавируса, так как он действует на иммунную систему, поражает моноциты и другие клетки, которые участвуют в иммунном ответе.

— Есть информация, что коты заражаются от человека, а собаки не заражаются вообще. Тигр в зоопарке тоже заболел коронавирусом. Может такое быть?
— Тигр, может быть, и заболел, но важно понять, чем он заболел. Может, коронавирусом леопардов?! Что этим вирусом болеют домашние животные, для меня новость. В вирусологии не бывает мистики. И все боятся нового, а это новое. Как грипп испанка или свиной грипп в 2008 году.

— В чем разница между той эпидемией свиного гриппа и коронавируса?
— Он не передавался так быстро, как коронавирус. И у нас были готовые средства борьбы с ним: препараты, которые действовали, и вакцина, которую просто переделали под этот вариант.

— А птичий грипп?
— Птичий грипп не передается от человека к человеку, болели только те, которые работали на птицеферме. Сложно представить, как птица чихает на человека и тот заболевает.

— А Эбола?
— Она была и есть в африканских странах. Вирус попадает в человеческую популяцию, его санитарными мерами пытаются ликвидировать, на какое-то время это получается, но потом опять. А всё потому что вирус — в летучих мышах, которые заражают обезьян, а в Африке едят обезьян. Когда вирус попадает в мелкое животное, он вынужден приспосабливаться, мутировать, становиться агрессивным. Потом он попал к человеку и вызвал тяжелое заболевание.

— А есть люди, у которых иммунитет против коронавируса?
— Наверное, есть. Но мы не знаем почему. Может, он обычным коронавирусом переболел и у него осталась иммунологическая память. Это надо ещё подробно изучать. И препараты для борьбы надо делать именно под эту инфекцию. Сейчас не делают препараты против вирусов вообще. Сейчас выбирают мишень — противогриппозные препараты, против вируса иммунодефицита человека, против гепатита С. У них у всех есть мишени. Мы точно знаем, что мы делаем и для чего, почему вирус перестанет размножаться и исчезнет. Здесь тоже нужно искать мишень. Может, это будет поверхностный белок, а может и нет. А мне кажется, что надо искать такие препараты, которые будут защищать клетку изнутри, чтобы вирус вообще в клетку не проникал. Клетка защищается по-разному, и можно как-то рецепторы для этого вируса заблокировать, а можно сделать так, чтобы клетка давала сигнал и в организме вырабатывались цитокины, то есть вещества, которые будут бороться с этим вирусом. Всё появится, только время ещё не пришло. Каждый хочет использовать в схеме лечения коронавируса что-то своё. Но как препараты против ВИЧ будут работать, если они направлены на определенные белки, в которых нет этого вируса. Эти препараты делали целенаправленно, они не работают на других белках, только на тех, которые характерны для ВИЧ. Все вирусы разные, у всех разные ферменты, на которые надо воздействовать. Не будет «Арбидол» работать против коронавируса, потому что связывается с определенным белком, который есть только у вируса гриппа. Противомалярийные препараты тоже направлены на другое, хотя говорят, что они помогают. Их можно использовать только как переливание плазмы, но я надеюсь, что такое лечение проводят только тем людям, которые находятся на грани смерти. Человеку, болеющему коронавирусом в лёгкой форме, я никогда бы не рискнул давать эти препараты. Антитела к этому вирусу могут быть токсичными. Это выявили при некоторых инфекциях, в том числе при коронавирусе. Может случиться так, что эти заболевания, наоборот, вызовут осложнения.

— Есть данные, что в Италии показатель смертности от коронавируса — 10%. Как такое может быть?
— Никаких 10% нет! Они сами создали эту вспышку. У них очень много стариков, они ведут активный образ жизни, и многие живут в домах престарелых. Зачем-то они стали свозить всех больных в одну и ту же больницу, которая не является инфекционной. Говорят, что там даже полы никто не мыл, потому что не предполагали, как это всё опасно. Естественно, от них стал заражаться персонал и другие больные. Но главное, что тестирование проводили только тяжело больным, которых помещали в госпиталь. Из них 10% умирало. Они не тестировали целиком, не проверяли тех, кто приезжает, кто навещает — отсюда такая большая смертность.

— Насколько правильно показывает ситуацию статистика заболевших?
— Мы делаем в день по миллиону тестов. Кто ещё делает столько же? Только в Германии можно говорить о более-менее реальной статистике. И то, чем больше они будут делать тестов на антитела, тем быстрее показатель смертности будет уменьшаться. СМИ неправильно показывают и неправильно интерпретируют данные. Первая цифра должна показывать количество тестов. Число заболевших на самом деле — не заболевшие, а инфицированные. Следующая цифра — число заболевших, у которых есть симптоматика: кто-то сидит дома, кто-то поступил в больницу с диагнозом «коронавирус». Из них — сколько находится на ИВЛ и сколько умерло. Вот тогда можно будет понять реальную картину.

— Вы занимаетесь разработкой вакцины?
— Мы занимаемся разработкой лекарств, но делаем акцент на неспецифических препаратах, которые должны подготовить иммунную систему к встрече с вирусом. В свое время мы разработали такую вакцину и сейчас о ней вспомнили. Министерство промышленности издало приказ снова выпускать «Вакцину ВП-4», которая должна помогать, в том числе и от коронавируса. Она стимулирует врожденный иммунитет — то, чего не хватает людям из группы риска в первую очередь. И тем не менее, нет 100%-ной гарантии, что вакцина появится. Так, например, против коронавируса SARS вакцины так и не создано, ничего не получилось. Но это не значит, что здесь не получится. В свое время я разрабатывал в Женеве правила испытания вакцины против ВИЧ, а это было в 1987 году. Прошло 30 лет, но вакцины нет до сих пор. Наши знания не соответствуют уровню вируса, но я уверен, что это будет сделано когда-то. Важно, что вакцину мы вводим живым и абсолютно здоровым людям, поэтому должны быть уверены, что она не принесет никакого вреда, а для этого нужно время. Поживём-увидим!

Беседовал Кирилл ЗВЕРЕВ
Автор Марина МАКИНА