//ИГОРЬ АРТАМОНОВ: «Я ЛЮБЛЮ ЗАДАЧИ С ВЫЗОВОМ»

ИГОРЬ АРТАМОНОВ: «Я ЛЮБЛЮ ЗАДАЧИ С ВЫЗОВОМ»

5 февраля состоялась первая в этом году большая пресс-конференция главы Липецкой области Игоря Артамонова, продолжавшаяся без малого два часа, в которой принял участие корреспондент «Неонового Города». Мы расскажем о самых интересных, на наш взгляд, темах, обсуждавшихся на пресс-конференции.

Предваряя ответы на вопросы, Игорь Георгиевич кратко рассказал об итогах социально-экономического развития Липецкой области в 2019 году. По большинству показателей Липецкая область смотрится достойно, занимая место в пятерке и даже в тройке регионов-лидеров. А показатель, достигнутый нашим регионом в части младенческой смертности, и вовсе повод для гордости: занимая третье место в России, Липецкая область опережает Австрию, Бельгию и даже Израиль.
Комплиментов главы, как и всегда, удостоилось сельское хозяйство Липецкой области — «беспроблемное, активно развивающееся и привлекающее инвестиции».
Пошел на поправку и строительный комплекс региона: про обманутых дольщиков, которых за 2019 год стало меньше на 1,2 тыс. человек, по словам руководителя области, мы скоро забудем. В прошлом году в Липецкой области построено более 1,2 млн. кв. м жилья, в том числе достроено 8 «проблемных» домов.
Область достигла успехов в борьбе с бедностью: бюджетникам еще в прошлом году начали увеличивать зарплату, а темпы роста доходов населения области в 2019 году выросли 10 процентов, — это шестое место в Российской Федерации. На повышение зарплат в регионе в прошлом году было выделено более миллиарда рублей.
Переходя к ответам на вопросы, среди которых были и вопросы от телеграм-каналов, Игорь Георгиевич обратился к журналистам с просьбой задавать вопросы адресно: «Так что если ваш вопрос находится в компетенции мэра, то и адресуйте его мэру! Учитесь задавать вопросы адресно!» — заключил глава области.

— Игорь Георгиевич, как бы вы оценили эффективность социальных контрактов, заключаемых
в Липецкой области? Оправдывают ли они себя?
— Я надеюсь, что социальные контракты дадут эффект. «Просто дать деньги» ни к чему хорошему не приведет, поскольку люди не приучаются к труду. Об этом говорит опыт Франции: просто раздали деньги в виде различных пособий людям, которые приехали из Африки. В итоге денег перестало хватать коренному населению. Поэтому то одни буянят, то другие. И ничего хорошего там не происходит. Международная история меня волнует, но куда больше — региональная. Для меня это вызов! Но я люблю задачи с вызовом: если никому не удавалось эту задачу решить, то это не значит, что мне не удастся. Какой будет результат, пока не знаю. Да, есть вероятность неудачи. Но не думаю, что она будет высокой. У нас ажиотаж пошел по этой теме, ведь мы — пилотный регион по сокращению бедности. Желающих — сотни! Можно ведь рыбу дать, а можно — удочку. Поэтому мы начинаем подключать к этой работе федеральные органы власти. С их помощью за счет социальных контрактов уменьшится количество малоимущих. У нас уже есть девять сельскохозяйственных франшиз. Сейчас мы активно работаем с бизнесом, чтобы липчане смогли завести свой микробизнес в городах. Хватит ли на все это денег? Разберемся.

— Наметились ли сдвиги к лучшему в сфере ЖКХ?
— Проблема с ЖКХ существует по всей стране. Бюджета одного города, к примеру, 60 млрд руб., недостаточно. Сколько тратится на ЖКХ, сколько нужно на инфраструктуру, на замену, на воду, на водоотведение… Это колоссальные деньги, которые не закладываются в бюджет. Если говорить о состоянии инженерных сетей и коммуникаций, то они изношены на 60-80 процентов. Чтобы их восстановить, нужен огромный объем финансов. Поэтому сети не могут не рваться. Мы активно обозначаем эту проблему федеральному центру. Мы миллиарды рублей тратим на социальную поддержку населения, поэтому денег на все не хватает. Поэтому проблема ЖКХ долго будет с нами. Но этот год у нас будет прорывным по управлению общим имуществом многоквартирных домов — мы получим 90 процентов понятных управляющих компаний, без криминала, с эффективным менеджментом. Могут быть какие-то отклонения, но это уже не так катастрофично, как было.
Одна из главных, если вообще не главная, проблема, которая существует в сфере ЖКХ, — непомерно высокое начисление платы за коммунальные услуги и низкое качество жилищных услуг. Если есть вопросы, то за разъяснениями можно обращаться с жалобами в колл-центр «Квадры», Горжилинспекцию и другие органы — только в 2018 и 2019 годах гражданам удалось добиться перерасчета платы за «коммуналку» на сумму в 23,5 млн руб.

— Как, на ваш взгляд, в Липецкой области продвигается реализация национального проекта «Чистый воздух»?
— Напомню, что НЛМК, Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования и администрация Липецкой области подписали четырехстороннее соглашение о взаимодействии в сфере экологического развития. Оно предусматривает снижение выбросов на 6 тыс. т, инвестиции на сумму 11 млрд руб. Это задача ближайших двух лет. Затем продекларировано изменение технологий на ряде производств, но это уже более длительная перспектива.

— Ваше отношение к протестам жителей села Березовка Тербунского района, которые выступили против строительства рядом с их селом двух крупных свиноводческих комплексов ГК «Черкизово»?
— Кого не принимают в Березовке? Инвестора с передовым свинокомплексом! Значит инвесторы пойдут в Курскую область, в Белгородскую область, будут увеличивать их внутренний региональный продукт, платить зарплату, обеспечивать занятость. А деревня Березовка уедет
в Москву охранниками работать. Как признать виновным человека может только суд, так и о вреде экологии может судить только профессионал. Я знаю, что эти два свинокомплекса — самые современные, такие, как строят в Европе. Деревня Березовка — это тысяча жителей. Жители сами могут выбирать: если они не хотят иметь работу, если они не хотят платить налоги, если не хотят развития — они вправе принимать какие-то решения. Будем работать по законам Российской Федерации — сначала должна быть экологическая экспертиза, а потом обсуждение жителей. А сейчас нередко получается так, что на баррикады лезут люди с уголовным прошлым, как в Сселках и Кулешовке Липецкого района. И если там нет соответствующих экологических экспертиз, то производство там будет закрыто. Должна быть культура дискуссии.

— Прокомментируйте ситуацию, сложившуюся вокруг закрытия Елецкой станции переливания крови. Так ли нужно было ее закрывать?
— Существование любого подразделения должно иметь смысл. В Елецкой станции переливания крови есть смысл только для ее руководителя, который получает очень большие деньги за свою должность. Все остальное уже объясняли: ни дефицита с кровью, ни неудобств для доноров — ничего такого не произойдет. Потому что создали места для переливания крови в Елецкой городской больнице, потому что существует новый автобус Mercedes, который теперь к донору приезжает. Вот что плохого, если ко мне в населенный пункт приезжает автобус, почему надо против этого бастовать? Зачем будоражить общественность? Зачем говорить, что врачи будут трактористами?! Кому в голову может такое прийти? А пресса рада стараться, — подхватывает глупости, о которых говорит оппозиция! Пресса, что вы творите? При тотальном дефиците врачей, какие трактористы? Оппозиция должна иметь уши, но у нас, к сожалению, всё поменялось. У власти сейчас уши, как у слона, а у оппозиции их вообще не существует.

— Игорь Георгиевич, будет ли ужесточаться ответственность за распространение недостоверной информации?
— Да, с этим мы будем жестко бороться. Вот кто-то написал, что в школе № 21 геноцид, и понеслось по всем медиа: «Геноцид в Липецкой школе!». Хоть бы словарь посмотрели! Я попросил начальника полиции изучить этот вопрос. Ну, вы слова выбирайте, хоть образовывайтесь чуть-чуть. Я буду настаивать на привлечении к ответственности за распространение фейковой информации в соответствии с действующим законодательством. Помните, что Сталин перед Сталинградской битвой в 1942 году ввел заградотряды. Почему? Потому что войну начали проигрывать, бежали. Только увидят что-то — и бежать, и кричать: «Окружают, всё пропало, всё погибло». Войска были дезорганизованы. Сейчас у нас такая же ситуация. Когда полетели фейки: «Отравляют!» Кого отравляют? Где отравляют? Где экологическая экспертиза? Мы за такие слухи будем привлекать к ответственности согласно законодательству. Жестко, насколько это возможно.

— Нужно ли современной молодежи высшее образование?
— Уровень вузов в нашей области не перестанет попадать под мою критику. Состояние общежитий, материальная база, преподавательский состав… С этим надо что-то делать, но это не зона моей компетенции. Я жду приезда нового министра образования. Вопрос в другом: нужно ли молодежи высшее образование? Apple и Google уже убрали из требований к претендентам на вакансии высшее образование. Им нужны не «корочка», а умная голова и умелые руки. Вот в том же Ельце нет IT-клуба, нет помещения для Яндекс-лицея, а ведь за этим — будущее. Не надо держаться за прошлое. У нас должны быть массовые IT-классы в школах. И тогда можно будет жить в Задонске, а работать, где угодно. У нас в администрации работает сейчас 160 специалистов в области ай-ти, чего никогда не было! Второй год подряд мы удваиваем на эту сферу смету. На этом нельзя экономить! Без этого мы будем только сельскохозяйственным или металлургическим регионом.

— Не слишком ли жестоко были наказаны директор школы и начальник районного отдела образования в Данкове после инцидента с издевательствами двух восьмиклассниц над шестиклассницей?
— То, что случилось, замалчивали, пытались скрыть. Мы должны сделать так, чтобы такие ситуации больше не повторялись. В школе знали о ситуации, и потому руководство должно нести ответственность, и потому уволена директор школы. Но для родителей девочек, которые издевались над другой, их действия могут закончиться не только штрафом. Все незаконные действия должны пресекаться!

— Когда начнете назначать на должности профессионалов, а не родственников? (вопрос из TG-канала)
— У нас же есть критерии, с помощью которых нас оценивает федеральный центр. В телеграм-каналах пишут, что я назначаю на должность близких мне людей, непрофессионалов. Но по обманутым дольщикам у нас уже нет проблем. Мы первыми в России продолжили программу переселения из ветхого и аварийного жилья.
«У вас — сильный заместитель», сказал мне министр ЖКХ, который был в Липецке в прошлом году. Я на что должен ориентироваться: на мнение телеграм-канала или на положительные отзывы профильного министра о работе моих заместителей? Для меня мнение профильного министра ближе, чем мнение авторов телеграм-каналов! По медицине и по образованию, несмотря на ряд проблем, мы одни из лучших в стране. За год у нас появилось много молодежи, за которую идет драка между моими замами, чего не было раньше. Тем не менее, в Липецке есть проблема, которая называется «кумовство». Куда ни ткни — кум! Беда, беда… Но эти люди показывают результат!

— Каково будущее многофункционального спорткомплекса «Катящиеся камни»? Планируется ли продолжать его строительство?
— Прежде мы должны понять, что там должно быть и будет ли федеральное софинансирование. Обсуждаются также варианты с государственно-частным партнерством и, в частности, с концессионными соглашениями. Мы должны ясно представлять, какой объем спортивно-оздоровительных услуг этот комплекс сможет предоставить и какую часть расходов способен нести региональный бюджет. Развитие спортивной инфраструктуры в Липецкой области, состоянием которой я крайне недоволен, — одна из главных задач власти. Мы рассчитываем на федеральные субсидии в региональный спорт, о чем шла речь в ходе моей встречи с министром спорта РФ Олегом Матыциным. У Липецкой области есть планы по строительству гребного канала, футбольного манежа, строительство которого еще не началось, поскольку проект требует доработки.

— Принимаете ли вы какие-то меры предосторожности в связи с распространением китайского коронавируса? Какие меры профилактики используете?
— Я фаталист, поэтому маску пока не надеваю. Считаю, что в клетку со львом надо заходить спокойно. Но за аптечными ценами на медицинские маски мы внимательно следим.

— Приближается 75-летие Великой Победы. Какое место в вашей жизни занимает тема Великой Отечественной войны? Встанете ли вы 9 мая в ряды «Бессмертного полка»?
— Я очень люблю историю, и очень важный ее период — Великая Отечественная война, в котором можно найти ответы на многие важные вопросы. Только один факт — средний срок жизни пехотинца, переплывавшего Волгу во время Сталинградской битвы, составлял всего 24 часа. Это дает пищу для размышлений о том, почему так было и как сделать, чтобы такое больше не повторилось. В шествии «Бессмертного полка» непременно приму участие, как и в прошлом году, когда участвовал в акции в Ельце с портретом своего отца — Георгия Артамонова, ушедшего на фронт в 1943 году.

— Совпали ли ваши представления о работе на посту главы региона, с тем, что ему выпало в реальной жизни?
— Я не был романтиком. Я понимал, что будет весело, причем, каждый день весело. Суровая действительность оправдала мои ожидания.

Илья ПРОВОТОРОВ